3 заметки с тегом

концепция

Дружеский линч

Никита Лукинский нарисовал плакат о книге для ООО «Мининская Сотня».

Плакат Никиты

Что здесь можно проработать?

Во-первых, не пытаться сделать Сикарио.

Плакат неизвестного дизайнера из LAssociates

Во-вторых, разобраться, что этот плакат должен сказать. Идея понятна: многогранная личность Мозгового представлена маленькими окошечками с разными фотографиями. Трафаретный шрифт должен эти окошечки поддерживать.

Какая сцена сейчас собирается, и насколько это годится:
— Мозговой серьёзно смотрит вдаль (+);
— Мозговой гладит кота (+);
— БМП-2 с росписью (+);
— непонятный лысый мужик и ребёнок со странным выражением лица (-);
— мелкие солдаты (-);
— Мозговой слушает телефон (-).

Сцена не сбалансирована и трещит по швам. Мешают и проблемы с техникой. Выделим основные:
— некрасивая нарезка главного героя;
— несбалансированная композиция (то густо, то пусто);
— непонятное цветовое кодирование;
— мало деталей для такой задумки;
— попсовый шрифт из разряда «первая идея на военный плакат»;
— несогласованный и неграмотный подзаголовок;
— Мозговой с телефоном отзеркален по горизонтали — и буквы шеврона задом наперёд;
— пустой фон.

С чего начать?

Убрать из идеи (окошки-картинки) всё лишнее. Пусть наши окошки будут на чёрном фоне. И пока квадратные. Условимся, что в каждом окне появится своя картинка про жизнь главного героя.

Поставим главного героя. Возьмём обтравленную фотографию с нашего концепта.

Квадраты слишком мелкие относительно главного героя. Объединим некоторые и добавим глубины.

Получилась композиция с неплохой вертикальной динамикой. Попробуем усилить заголовком. Берём жирный узкий Queen of Clubs.

Наполним окошки графикой. Все фото, кроме флага Новороссии, взяты у Дэна Леви с его разрешения. К теме книги они не относятся, чисто для иллюстрации.

Обратите внимание на подтекст: люди смотрят на главного героя и идут в его сторону, а вся война идёт наружу. Книге это будет только на пользу.

Разобьём статичность окошек, сделав их местами фигурными и разнообразим фон. Пусть там будет дым. Он заполняет пространство и дружит с темой книги.

Получилось очень много разнобойных цветов. Подружим их друг с другом корректирующими слоями и снизим яркость заголовка.

Немного сместим окошки и добавим информацию о выходе книги.

Можно ещё пополировать, но в целом плакат готов. На всё ушло 40 минут.

Кстати, на Биханс Никиты можно подписаться здесь.

 455   5 мес   книжный дизайн   концепция   обложка   перевёрстка

Кубики Понтрягина

Слепым жить тяжело. Слепым детям жить тяжело. В нашем обществе слепых детей со скалы не сбрасывают, но у них жизнь и так не сахар.

Тяжело не столько от слепоты, сколько от того, что слепой человек отгорожен от других людей множеством преград.

Устная речь у слепых и зрячих одна, а письменная — разная. Эта преграда разделяет нас с самого начала, зрячие учатся читать по одной азбуке, слепые — по другой.

Зрячие не понимают текст для слепых, и это увеличивает дистанцию между нами.

Слепые дети растут на других игрушках, это становится дополнительной причиной для ощущения обособленности.

Как уже решали проблему другие

«Лего» анонсировало набор специальных деталек с буквами, закодированными в двух системах записи. В верхней части — шеститочечной системой традиционными леговскими пупырышками обозначается буква, а в нижней части — написано, какая.

В Краснокамске тоже делают обучающие игрушки. Но из таких кубиков башню не собрать — выступающие элементы не дают блокам стоять устойчиво.

Десять лет назад немецкие дизайнеры разработали шрифт единый для зрячих и слепых. Линии, из которых состоит буква, проходят через выпуклые точки. Такую букву могут прочесть зрячие и слепые. Зрячие сопоставят букву с азбукой Брайля, слепые сопоставят точки с буквенной азбукой.

Два года назад Косуке Такахаши разработал общий для зрячих и слепых ещё и для японской письменности.

Наша идея

Мы собираемся сделать аналогичный шрифт для кириллицы, который затем передадим в общественное пользование, и наладить выпуск обучающих игрушек, общих для слепых и зрячих детей.

Шрифт будет выглядеть необычно — это видно по образцам из другой письменности. Особенно сложно будет придумать решения для букв Ь, Ы, Ъ. Дело в том, что азбука Брайля в наиболее распространённом варианте (шеститочечная система) не совпадает с контурами букв. Но мы считаем, что если с японской слоговой азбукой справились, то и мы сможем.

Производство начнём с классических кубиков

Это игрушка больше для домашнего применения — кубики помогут родителям заниматься со своими незрячими детьми, зрячим детям (братьям, сёстрам, друзьям) — играть вместе. Кубики подойдут и образовательным учреждениям, где есть и слабовидящие, и полностью слепые.

Мы назвали кубики в честь русского математика Льва Семёновича Понтрягина. Он потерял зрение подростком, но это не помешало ему стать великим учёным.

Древесину приятнее трогать, чем пластик. Материал кубика — натуральное дерево, пропитанное льняным маслом. Мы планируем использовать твёрдые породы: грушу, яблоню, дуб. Если брать мягкие, например, сосну, будут занозы.

Рёбра кубика будут сглажены, углы — сточены, чтобы снизить вероятность травмы.

Буквы кодируются выступающими точками. Но если их разместить на гранях, то кубиками нельзя будет играть — не получится ставить один на другой. Поэтому в каждой грани будет ниша около полутора миллиметров, в которой и будет находиться буква. Одна из четырёх сторон ниши будет отличаться, чтобы было ясно, где у буквы верх, а где низ.

Материал рельефных букв — безопасный полимер. Точки, кодирующие символ, окажутся на одном уровне с плоскостью грани — из кубиков можно ставить башню. Гласные, согласные буквы и символы Ъ, Ь будут обозначены разными цветами.

В комплекте 27 кубиков. Хватит на фразу такого размера. В комплекте — 162 буквы. Редкие — в одном экземпляре, а часто употребляемые — на нескольких кубиках.

Кубики будут упакованы в коробку из МДФ-плиты, шпонированной дубом. Три ряда по три штуки, в три этажа.

Здесь текстура сосны, надо поправить

Имеющиеся ресурсы

Дизайнер шрифта, — Андрей Георгиевич Кудрявцев, лауреат проекта «Тайп тудей» в 2017 году в номинации «Шрифт с идеальной кириллицей» (шрифт «Крекер»).

Арт-директор проекта — Кирилл Олегович Круглов.

Визуализатор — Константин Анатольевич Фарактинов.

Поддержите наш проект в конкурсе «Точки». Если выиграем — сможем реализовать.

 Нет комментариев    546   7 мес   концепция

Концепция книги о Прокудине-Горском

О наследии Сергея Михайловича Прокудина-Горского изданы десятки книг. По способу представления информации их можно разделить на две части: альбом с репродукциями и энциклопедия для детей.

В изданиях типа «альбом» основное внимание уделено фотографиям. Их исходники — публичное достояние, они выложены на сайте библиотеки конгресса США. Было несколько проектов по оцифровке и очистке от шумов и паразитных артефактов, многие результаты предоставлены в публичный доступ (например, проект братьев Ходаковских). Нет большой сложности взять иллюстрации и расположить их на крупном формате в произвольной последовательности. Бесплатный для издателя красивый исходный материал будет выигрышно смотреться даже так.

«Энциклопедический» формат — это те же бесплатные изображения с рассказом о Прокудине-Горском, технологических особенностях его метода и индустрии фотографии в то время. Иногда они дополняются картами путешествий и фотографиями тех мест, которые посетил Сергей Михайлович, — того же времени, но не его авторства.

В таких изданиях ничего не изменится, если все фотографии и текст заменить снимками и информацией о другом человеке: изобретателе, предпринимателе, фотографе, учёном, общественном деятеле. Вёрстка в одну колонку (или, если авторы хотят придать больше веса — в две) с расставленными прямоугольниками фотографий не создаёт нарратива, а просто передаёт информацию. Такой подход уместен при издании серий, типа ЖЗЛ, но к самостоятельной книге должен быть персональный подход.

Задача

Итак. Все фотографии Прокудина-Горского легально доступны в интернете. Есть обширная статья в Википедии и много структурированного материала на сайтах наследников.

Мы считаем, что книга не должна быть обычным сборником всей этой информации, — читатель и так может получить её без проблем. Книга должна быть материальным носителем чего-то дополнительного. Она должна транслировать то, что сложно передать через экран, что не заключается непосредственно в буквах текста или пикселях изображений.

Оригинальный снимок и его фрагмент в исходном разрешении. Снято где-то между 1905 и 1915 годами

NB. Снимок выше называется «На острове Капри», но в оригинальном альбоме к нему нет подписи. Возможно, название дописали сотрудники Библиотеки Конгресса.

Решение

Ключевую метафору книги — заметки Сергея Михайловича во время путешествия по Империи — придумал Никита Лукинский.

Ключевую особенность оформления — накладываемые друг на друга пластиковые слои — придумал наш художественный руководитель Кирилл Олегович Круглов. Он презентовал её издательству ООО «Мининская сотня» весной 2018 года.

Прокудин-Горский ездил в экспедиции, делал серии фотографий и вёл дневники. Кирилл Олегович предложил поддержать образ дневника в оформлении книги.

В обложке это можно транслировать перевязкой. У обычных книг её, как правило, нет, а у дневников, ежедневников — это обычное дело.

Картинка из интернета. Источник неизвестен

В блоке дневниковость легко передать комментариями на полях, нерегулярной вёрсткой в одну или две монотонные колонки, имитацией вклейки марок, чеков, открыток из тех мест, которые посещал Сергей Михайлович. Запечатлеть Империю в определённый исторический момент можно не только на фотографиях, но и на материальных объектах, которые, как понимал автор, тоже будут меняться и уходить.

«S.», J. J. Abrams

Отсылку к дневнику можно передать и способом крепления блока — использовать не закрытый корешок, а открытый. Выбрать нити покрепче и поаутентичнее.

Результат путешествий Прокудина-Горского — серия фотоочётов. Такого рода дело нужно хранить должным образом — в особой упаковке, например, в картонном коробе.

Внутри кроме книги могут лежать отдельно отпечатанные репродукции, открытки из городов и другие артефакты.

Слои
Цветные фотографии получались наложением трёх кадров, снятых последовательно с одной точки через три цветофильтра.

Процесс в книгах описывают на схематических рисунках. Но гораздо эффектнее было бы не объяснять процесс создания изображения, а дать читателю самому наложить друг на друга три прозрачные плёнки с отпечатанными полупрозрачными красками изображениями. Волшебство!

Та же идея наложения может найти применение и в блоке — на изображение могут накладываться слои с комментариями.

Изображение в контрформе человек видит потому, что возникают как бы два слоя, каждый из которых может нести собственный посыл, а при совмещении — давать ещё и третий. Это можно использовать в оформлении обложки или шмуцтитулов.

Ежедневник «Левша», Алексей Лимонов

Слои можно отражать вырубкой — и в блоке, и в обложке. Например — отпечатать всю карту, а слоем выше (соседняя полоса или суперобложка) прорезать путь великого учёного и фотографа.

Картинка из интернета. Источник неизвестен

Обложка
При изготовлении фотографий Прокудин-Горский использовал стеклянные формы. Без стекла ничего бы не получилось. Он ежедневно трогал стеклянные пластины. Через это тактильное ощущение можно связать Сергея Михайловича и читателя — если использовать стекло в оформлении обложки или изготовить из него кофр для книги. В подарок можно давать перчатки, чтобы не запачкать стекло.

Обложка или кофр могут быть деревянными. Это тёплый натуральный материал, приятный на ощупь. Он отсылает к дополимерной эпохе, к тому времени, когда жил Прокудин-Горский.

Если делать обложки из дерева, можно использовать концепцию слоёв: аппликациями элементов из фанеры.

Все оформители книг о Прокудине-Горском используют три базовых цвета: синий, красный и зелёный, — потому что Сергей Михайлович использовал три формы с фильтрами этих цветов. Это по́шло.

Не Прокудин-Горский изобрёл технологию такого цветоделения, она была известна и применялась уже полвека. Его заслуга в том, что он показал полноцветное изображение в чёрно-белую эпоху. Он научился передавать все цвета. Поэтому не нужно делать акцент только на трёх, пусть и базовых цветах, важно показать всё множество. Эту метафору может передать голографическая фольга.

Книга должна быть больше, чем просто напечатанные картинки. Формат, бумага, шрифты, вёрстка, материалы, технологии нанесения изображений, способы отделки должны быть созвучны тексту и помогать передавать то, что должны передавать текст и изображения. Не думать об этом как следует — халтура. Честная работа — забота о читателе и уважение к великому предку.

Результат правильного подхода не будет стоить дорого, он будет стоить столько, сколько и должен. Если есть выбор между бесплатным, халтурой и настоящим, лучше выбирать третье.