Концепция книги о Прокудине-Горском

О наследии Сергея Михайловича Прокудина-Горского изданы десятки книг. По способу представления информации их можно разделить на две части: альбом с репродукциями и энциклопедия для детей.

В изданиях типа «альбом» основное внимание уделено фотографиям. Их исходники — публичное достояние, они выложены на сайте библиотеки конгресса США. Было несколько проектов по оцифровке и очистке от шумов и паразитных артефактов, многие результаты предоставлены в публичный доступ (например, проект братьев Ходаковских). Нет большой сложности взять иллюстрации и расположить их на крупном формате в произвольной последовательности. Бесплатный для издателя красивый исходный материал будет выигрышно смотреться даже так.

«Энциклопедический» формат — это те же бесплатные изображения с рассказом о Прокудине-Горском, технологических особенностях его метода и индустрии фотографии в то время. Иногда они дополняются картами путешествий и фотографиями тех мест, которые посетил Сергей Михайлович, — того же времени, но не его авторства.

В таких изданиях ничего не изменится, если все фотографии и текст заменить снимками и информацией о другом человеке: изобретателе, предпринимателе, фотографе, учёном, общественном деятеле. Вёрстка в одну колонку (или, если авторы хотят придать больше веса — в две) с расставленными прямоугольниками фотографий не создаёт нарратива, а просто передаёт информацию. Такой подход уместен при издании серий, типа ЖЗЛ, но к самостоятельной книге должен быть персональный подход.

Задача

Итак. Все фотографии Прокудина-Горского легально доступны в интернете. Есть обширная статья в Википедии и много структурированного материала на сайтах наследников.

Мы считаем, что книга не должна быть обычным сборником всей этой информации, — читатель и так может получить её без проблем. Книга должна быть материальным носителем чего-то дополнительного. Она должна транслировать то, что сложно передать через экран, что не заключается непосредственно в буквах текста или пикселях изображений.

Оригинальный снимок и его фрагмент в исходном разрешении. Снято где-то между 1905 и 1915 годами

NB. Снимок выше называется «На острове Капри», но в оригинальном альбоме к нему нет подписи. Возможно, название дописали сотрудники Библиотеки Конгресса.

Решение

Ключевую метафору книги — заметки Сергея Михайловича во время путешествия по Империи — придумал Никита Лукинский.

Ключевую особенность оформления — накладываемые друг на друга пластиковые слои — придумал наш художественный руководитель Кирилл Олегович Круглов. Он презентовал её издательству ООО «Мининская сотня» весной 2018 года.

Прокудин-Горский ездил в экспедиции, делал серии фотографий и вёл дневники. Кирилл Олегович предложил поддержать образ дневника в оформлении книги.

В обложке это можно транслировать перевязкой. У обычных книг её, как правило, нет, а у дневников, ежедневников — это обычное дело.

Картинка из интернета. Источник неизвестен

В блоке дневниковость легко передать комментариями на полях, нерегулярной вёрсткой в одну или две монотонные колонки, имитацией вклейки марок, чеков, открыток из тех мест, которые посещал Сергей Михайлович. Запечатлеть Империю в определённый исторический момент можно не только на фотографиях, но и на материальных объектах, которые, как понимал автор, тоже будут меняться и уходить.

«S.», J. J. Abrams

Отсылку к дневнику можно передать и способом крепления блока — использовать не закрытый корешок, а открытый. Выбрать нити покрепче и поаутентичнее.

Результат путешествий Прокудина-Горского — серия фотоочётов. Такого рода дело нужно хранить должным образом — в особой упаковке, например, в картонном коробе.

Внутри кроме книги могут лежать отдельно отпечатанные репродукции, открытки из городов и другие артефакты.

Слои
Цветные фотографии получались наложением трёх кадров, снятых последовательно с одной точки через три цветофильтра.

Процесс в книгах описывают на схематических рисунках. Но гораздо эффектнее было бы не объяснять процесс создания изображения, а дать читателю самому наложить друг на друга три прозрачные плёнки с отпечатанными полупрозрачными красками изображениями. Волшебство!

Та же идея наложения может найти применение и в блоке — на изображение могут накладываться слои с комментариями.

Изображение в контрформе человек видит потому, что возникают как бы два слоя, каждый из которых может нести собственный посыл, а при совмещении — давать ещё и третий. Это можно использовать в оформлении обложки или шмуцтитулов.

Ежедневник «Левша», Алексей Лимонов

Слои можно отражать вырубкой — и в блоке, и в обложке. Например — отпечатать всю карту, а слоем выше (соседняя полоса или суперобложка) прорезать путь великого учёного и фотографа.

Картинка из интернета. Источник неизвестен

Обложка
При изготовлении фотографий Прокудин-Горский использовал стеклянные формы. Без стекла ничего бы не получилось. Он ежедневно трогал стеклянные пластины. Через это тактильное ощущение можно связать Сергея Михайловича и читателя — если использовать стекло в оформлении обложки или изготовить из него кофр для книги. В подарок можно давать перчатки, чтобы не запачкать стекло.

Обложка или кофр могут быть деревянными. Это тёплый натуральный материал, приятный на ощупь. Он отсылает к дополимерной эпохе, к тому времени, когда жил Прокудин-Горский.

Если делать обложки из дерева, можно использовать концепцию слоёв: аппликациями элементов из фанеры.

Все оформители книг о Прокудине-Горском используют три базовых цвета: синий, красный и зелёный, — потому что Сергей Михайлович использовал три формы с фильтрами этих цветов. Это по́шло.

Не Прокудин-Горский изобрёл технологию такого цветоделения, она была известна и применялась уже полвека. Его заслуга в том, что он показал полноцветное изображение в чёрно-белую эпоху. Он научился передавать все цвета. Поэтому не нужно делать акцент только на трёх, пусть и базовых цветах, важно показать всё множество. Эту метафору может передать голографическая фольга.

Книга должна быть больше, чем просто напечатанные картинки. Формат, бумага, шрифты, вёрстка, материалы, технологии нанесения изображений, способы отделки должны быть созвучны тексту и помогать передавать то, что должны передавать текст и изображения. Не думать об этом как следует — халтура. Честная работа — забота о читателе и уважение к великому предку.

Результат правильного подхода не будет стоить дорого, он будет стоить столько, сколько и должен. Если есть выбор между бесплатным, халтурой и настоящим, лучше выбирать третье.

3 комментария
Евгений Степанищев 2 мес

Очень круто! Ябкупил.

Сергей Рябых 1 мес

День добрый!

Подскажите, как обстоят дела с данным проектом? Вы его делаете с Никитой Лукинским без участия «Черной сотни» или как? Стоит ли ждать, что книга вообще выйдет?

Прут 1 мес

На промосайте Прокудин-Горский.рф можно подписаться на новости, в рассылке будут и ответы на вопросы.

Константинъ Ходаковскій 1 мес

Съ точки зрѣнія художественныхъ и дизайнерскихъ рѣшеній высказано много интересныхъ предложеній. Но пока это лишь наборъ идей, безъ цѣльной концепціи, которая окончательно вырисуется, навѣрное, лишь въ процессѣ работы надъ книгой. Всё же возникаетъ важный вопросъ относительно содержанія, структуры и сопроводительныхъ текстовъ. Дѣйствительно, на тему наслѣдія С. М. Прокудина-Горскаго вышло уже много книгъ и статей. Структурировать это и вычленить самое главное въ требуемомъ объёмѣ — это тоже непростая задача. Или вы намѣрены ограничиться лишь сохранившимися трудами самого Сергѣя Михайловича? То есть фотографіями, дневникомъ, открытками, публикаціями и прочимъ, дополнивъ картами и другимъ сопутствующимъ матеріаломъ? «Чёрная сотня» собиралась выпускать альбомъ, гдѣ фотографіи будутъ дополняться выдержками изъ дневниковъ путешественниковъ и газетъ того времени, позволяя сильнѣе погрузиться въ живую атмосферу того времени. Кстати, среди фотографій Прокудина-Горскаго есть и панорамы въ два, а, кажется, и три кадра

Прут 1 мес

Мы пока только начинаем думать над тем, какой должна быть книга. Всё, что мы пишем, ещё может сильно поменяться. И в посте, действительно — не готовая концепция, а просто набор идей по оформлению, многие из которых ещё и противоречат друг другу.

Проект большой, поэтому нужно прежде всего в явном виде сформулировать эстетические принципы, на которые можно будет опереться в работе.

Мы решили, что книга не должна претендовать на то, чтобы закрыть тему, внести окончательную ясность.

У читателя не должно, например, возникнуть ощущение того, что всё наладилось, что всё вернулось, что всё хорошо. Если читатель тоскует по Россiи, то эта тоска останется неизбывной. Всё, что было сломано, так сломанным и осталось. Только на мгновение возникает иллюзия, что мы видим Родину, но образ начинает рассыпаться, ещё не проявившись до конца. Мимолётное ощущение правды и счастья. Как облака, как бабочка, которая превратится в комок грязи, если попробуешь её ухватить.

Другие книги говорят: вот, были снимки, они были утеряны, теперь мы их восстановили, всё в порядке! Мы, составители — молодцы, ты, читатель, — тоже молодец! Правильная Россiя — вот она, в книжке — посмотри, какая она хорошенькая! Купи книжку — соверши путешествие в Российскую Империю! Уж мы-то знаем, какой она была, эта Российская Империя, верь нам. Такая позиция годится для книжек про древний Египет для младшеклассников: «Дети, сегодня мы с вами узнаем, какую обувь носили древние египтяне и что они кушали на завтрак».

Наша книга — вот, посмотри: это было и этого нет. Хочешь в Россiю? Увы, мы не знаем способа туда попасть и вообще не претендуем, что знаем какую-то окончательную Правду о России.

На самом деле нет ничего стыдного в том, чтобы быть самодовольным идиотом и говорить банальности, большую часть жизни мы только этим и занимаемся, но в случае этой книги мы хотим попробовать не свалиться в эту позицию.

Вообще, кажется, в книге должно быть поменьше пафоса, призывов и выводов. Меньше разговора с позиции «мы-то знаем, сейчас тебя научим».

Когда мы разберёмся с эстетическими принципами, станет понятно, какими должны быть структура и содержание книги.

В книге и структура, и содержание, и оформление, и промокампания должны быть подчинены художественной задаче.

Если, например, выдержки из дневников создадут у читателя ложное ощущение, что он попал в «настоящую» Россию, что он ухватил, как всё было «на самом деле», можно книжку прочитать и успокоиться, поставить галочку «побывал в Империи», то такие выдержки, наверное, не нужны.

Если же удастся выдержки из дневников добавить так, что не будет ощущения «окончательности», если они будут поддерживать ощущение, что вот, ещё немного — и образ соберётся, то тогда такие выдержки стоит в книгу добавить.

Популярное